Борьба символов.

Исторические споры ведутся не для того что-бы установить истину. Точнее не только для этого. Ради истины спорят ученые и то далеко не всегда. А вот исторические дискусси, выплеснувшиеся в широкую аудиторию, всегда сводятся к одному — установить, у  кого больше прав в настоящем.
К примеру, за исключением 20 века, когда идеологический накал несколько спал ( хотя и не до конца), в борьбе норманизма и антинорманизма по настоящему ключевым вопросом было не происхождение Рюрика и его варягов — это был инструмент, пусть основной, но все же инструмент. Не из за этого, на протяжении более чем 200 лет ломались копья, возводились и рушились научные карьеры. Спорили в конечном итоге о том, способны ли русские на собственную государственность или она возможна, только под бдительным присмотром цивилизованных европейцев. Для участников  событий далекого 9 века вопрос естественно так не стоял, они просто не мыслили в подобных категориях. Но вопросы и проблемы чуждые для славян, скандинавов и фино-угров в раннем средневековье, стали крайне актуальными для их далеких потомков строящих национальные государства и пытающиеся определится со своим отношением к Западу. В ситуации засилья иностранцев в Российской элите, сложившейся после смерти Петра I и с естественным недовольством этим фактом этнически русской  гвардии и части дворянства, «идеологически верный» ответ мог дать определенные преимущества в политической борьбе. В настоящий момент ситуация по данной проблеме конечно изменилась, но если присмотреться, то еще можно разглядеть старые контуры борьбы двух идей, прячущихся за научными теориями.
Но это все «предания старины глубокой». А сейчас, в преддверии Семидесятилетия Победы в обществе вновь разгорается дискуссия о «Георигиевской» и «Гвардейской» Лентах Победы. Саму тему прекрасно раскрыл уважаемый albert_lex, я лишь кое-что добавлю от себя.
Ну, во-первых, о чем спорят? Спорят конечно не о названии. Спорят о принципе. О том кто победил. Победила ли историческая Россия , которая тогда называлась СССР, или победило атеистическое государство СССР, новообразование не имеющее прямой преемственности от России Исторической. Естественно, что и первая и вторая позиции — это лишь более или менее удачные идеологические конструкты, описывающие только части реальности.
Как ситуацию вижу я? Через всю идеологическую историю Советского Союза трещиной  проходило противоречие, на мой взгляд, во многом его и сгубившее. С одной стороны, после фиаско «мировой революции», стала очевидной необходимость построения отдельного советского государства, Советской России. Сталин строил империю, пусть и советскую, и с этим мало кто спорит. Проблема состояла в том, что империя не может быть вне исторична и вне национальна. С другой же стороны, советский проект, по своей сути был  антинационален. Он признавал как первооснову классовую идентичность, а государству, как это не парадоксально, отводил роль «ночного сторожа». Отсюда крайне странное отношение советской элиты к имперскому прошлому страны. С одной стороны его вымарывание как тиранического, мракобесного и прочего, а с другой прославление его героев — Невского, Донского, Рублева, Суворова, Кутузова, людей, как известно, ни к рабочему классу, ни к воинствующему атеизму, даже косвенного отношения не имеющих.
Начало ВОВ обострило эту проблему, еще и потому, что прекрасно осознававший ее противник начал вполне целенапараленно бить именно туда. И естественно, что руководство страны и лично И.В. Сталин не могли не реагировать.
К чему я все это? Сторонники «Гвардейской» ленты много сил и времени тратят на то, что бы доказать отсутствие тождества между Георгиевской и Гвардейской. Мне бы хотелось, что-бы хоть кто-нибудь из них внятно объяснил, а что же такое «Гвардейская»? И почему лента, подозрительно похожая на «Георгиевскую» появляется в Советской армии и именно в 1943 году? Появляется вместе с погонами, которые по этой логике тоже появились случайно в 1943 году  и не имеют ни малейшего отношения к погонам царской армии. И конечно, это никак не связанно с открывшимися в том же году церквями и семинариями и в выпущенными на свободу священниками. Просто совпадение.
Конечно это не совпадение. В 1943 победа СССР в войне еще даже близко не была свершившимся фактом. В противостоянии между СССР и Рейхом еще не было явного лидера. и всем было очевидно, что ситуация может изменится в один момент. При таком раскладе вполне естественно, что руководство страны решило если уж не устранить трещину, то хоть как-то ее закрыть раскол. И в армию вернулась Георгиевская лента, пусть и под другим названием, вернулись погоны, открылись церкви и появились священники, а в Москве восстановили Патриархат. Символизм этих действий для современников был совершенно очевиден. Война стала общим делом и для победивших красных и для проигравших белых, и для находящихся на коне атеистов, и для находящихся не в лучшей форме православных. Полностью согласен с автором: «Гвардейская и георгиевская ленты имеют прямую взаимосвязь. Сталин, по сути, ввёл некий стилизованный тип георгиевской ленты. Что будет если жёлтый (золотой) цвет помешать с красным? Екатериневскую (Екатерина 2) ленту не могли взять, было бы прямое противоречие с коммунистической идеологией, но на сколько я понял, придумали некую аналогию. «
Но почему же «Гвардейская» а не «Георгиевская»? Да потому, что политкорректность придумали не сегодня. В символическом плане «Гвардейская» это те самый доски и фанера, которые перед каждым Днем Победы приколачивают на мавзолей. Мавзолей вроде есть, а вроде  и нет. Очевидно, глупо, но в рамках политических приличий.
В заключение хочется отметить, что современная популярность Георгиевской ленты — это один из немногих примеров удачной идеологической работы с символами в нашей стране за последние 25 лет. И ее дискредитация — это, в лучшем случае,  это крайне не обдуманная и непредусмотрительная деятельность. Хотя если честно, мне кажется, что инициаторами она очень хорошо обдуманна. До миллиметров.

artem-porsin.livejournal.com