«Февральская революция – это шаг на пути к разрушению исторической России»

Православные священнослужители о революционных событиях февраля 1917 года …

«Февральская революция – это шаг на пути к разрушению исторической России»

Приближается годовщина (98 лет) беспорядков в Петербурге, которые вошли в историю как Февральская революция, напоминает Regions.ru. Они начались 21 февраля (6 марта н.ст.) с погромов булочных на Петроградской стороне и стихийных шествий с криками «Хлеба! Хлеба» — а закончились 2 марта (15 н.ст.) отречением Императора и переходом власти к Временному правительству. Судя по воспоминаниям современников, большинство тогдашнего общества февральские события (в отличие от октябрьских) приветствовало; в момент падения монархии решительных и видных сторонников у нее не нашлось.

В исторической памяти Февраль 1917-го заслонен Октябрем. У тех же, кто о нем помнит, он, как и большинство исторических событий ХХ века, вызывает разные – подчас противоположные — оценки. Для одних Февраль – «упущенный шанс» России начать строительство демократического общества и стать «нормальной европейской страной». Для других – очередной оборот «Красного колеса», раздавившего вместе с монархией историческую Россию как таковую; событие, после которого Октябрь, Гражданская война и разрушение страны стали неизбежны. Для третьих – неудавшаяся попытка буржуазии воспользоваться «победой трудового народа», своего рода историческая ошибка, исправленная в октябре.
Столь же полярно расходятся и оценки Октября 17-го – от «величайшей катастрофы в истории России» до «зари новой эпохи в истории человечества».
Напомним, недавно Геннадий Зюганов заявил, что столетие революции 1917-го года «у России есть все основания отмечать так же широко, как во Франции празднуют юбилеи Великой французской революции» — иными словами, что революционные события должны лечь в основу национального самосознания.
«Как вы расцениваете события февраля 1917-го? Чем, по-вашему, они должны остаться в народной памяти?» — с такими вопросами корреспондент Regions.Ru обратился к священнослужителям.
Протоиерей Сергий Рыбаков, доцент кафедры теологии Рязанского госуниверситета, председатель отдела религиозного образования Рязанской епархии, отметил, что «переворот 1917 года стал итогом многовековой работы, проделанной среди российской элиты, а затем спущенной вниз до народных масс, чтобы изменить народное сознание». «На первом месте было отступление народа от Бога, Церкви и веры своей. Власть захватили богоборцы, которые сразу же изменили религиозную доктрину государства, захватили очень важные рычаги управления будущими поколениями, как, например, образование. И дальше уже начали выстраивать жизнь в государстве на основе атеизма и материализма. Хотя народ, кстати, в массе своей сразу же после произошедших событий начинает одумываться, что привело к возникновению большого количества новомучеников и исповедников Российских. И последующая перепись показала, что народ полностью не отринул религиозную доктрину и продолжал считать себя православным и верующим. Это, пожалуй, тот стержень, который вообще позволил сохраниться российскому народу», — продолжил он.
«Я считаю Февральскую революцию попыткой нашей буржуазной элиты захватить власть. И, кстати, надо понимать, что не только атеизм двигал элитой: в ее среде было много старообрядцев-раскольников. Ведь кто давал деньги на революцию? Мамонтовы, Морозовы, Рябушинские, Пучковы – предприниматели-старообрядцы, они давали деньги потом и большевикам, старались свергнуть Царя как предтечу Антихриста, ненавидели Русскую Православную Церковь. Так что была еще четкая религиозная мотивация в захвате власти и в свержении Царя. А затем их самих свергли, но это уже работа международной компании, которая профинансировала и возглавила революцию гораздо более решительную, потому что ей не нужна была Россия ни старообрядческая, ни православная, а нужна была Россия распадающаяся. Но промыслом Божьим было управлено так, что Россия не распалась. Не хватило сил разрушить именно народное этноконфессиональное сознание, поэтому государство не развалилось, а потом еще и укрепилось, сумев отстоять свою независимость», — подчеркнул священник.
«Так что переход от Февраля к Октябрю — это переход от внутренней буржуазной и старообрядческой революции к попытке международных сил захватить власть в России. А мы до сих пор пожинаем плоды: у нас все еще нет официально принятой религиозной доктрины, без которой вообще невозможно масштабное формирование идеологии. Потому и политика у нас колеблется все время то в одну, то в другую сторону. Народ до сих пор пребывает в растерянности. Хотя сейчас укрепляется, но для устойчивого развития государства этого пока еще недостаточно. Поэтому и ожидаем наступления того времени и божественного действия, когда народ обратится к вере своих отцов – основателей нашего государства, чтобы, покаявшись за атеизм, настоять в этой вере, передавая ее детям и внукам своим», — заключил о. Сергий.
Протоиерей Андрей Спиридонов, клирик храмов Благовещения Пресвятой Богородицы в Петровском парке и святителя Митрофана Воронежского на Хуторской в Москве, отметил, что «Февральская революция — это и есть начало катастрофы, потому что Октябрьский переворот и Гражданская война – следствие произошедшего в феврале».
«И если причины переворота многообразны, то механизм всерьез не исследован до сих пор. Есть определенные версии, — тот же Солженицын в «Красном колесе» усилия предпринимал, — но все равно многие факты до сих пор нам неизвестны. Кто были те силы, которые действовали в Февральскую революцию, кем эти действия были инспирированы, кто финансировал все на самом деле? Известно, что была даже определенная такса для бастующих рабочих: трамвай перевернуть – столько-то стоило, убить городового – значительно дороже. И, кстати говоря, основные наши партийные революционные силы в этих механизмах раскрутки революции почти не участвовали. По крайней мере, поначалу. Для них самих это было неожиданно. Есть версия, что англосаксы постарались, английские деньги прямо участвовали в финансировании. Но доказательств прямых нет, так что все остается тайной за семью печатями. И надо сперва иметь объективную по возможности картину произошедшего, и потом пытаться все оценить. А в целом Февральская революция стала началом самой серьезной катастрофы, которая привела к многомиллионным жертвам», — заключил священник.
Протоиерей Алексий Новичков, директор православной гимназии протоиерей, настоятель храма Тихвинской иконы Божией Матери села Душоново Щелковского района Московской области, отметил: «Очевидно, что в 1917-м мы потеряли очень многое, чего пока так и не удалось отвоевать — в сражении за Россию, за наш мир, наши ценности».
«Чтобы подобные разрушительные события не повторялись, нам следует признать: тогда, во время революционных изменений в нашем Отечестве, мы впервые проиграли информационную войну. И страну мы потеряли, прежде всего, из-за этого. Открывать истину, просвещать народ — наверное, важнейшая функция государства. Когда оно теряет ощущение причастности к происходящему и не осознает необходимости в этих действиях, наши враги всегда перехватывают вожжи. Такое за прошедшие почти сто лет происходило не раз. Мы и сейчас проигрываем информационную войну, но только уже не на своей территории, а, так сказать, в глобальном масштабе. Мы должны научиться управлять информацией в интересах нашего Отечества, в целях сохранения русского народа, его благополучия, выполнения той миссии и цели, которые ему предначертал Господь. Нам нужно учиться избегать ошибок на примере Февральской революции и последующей за ней Октябрьской, да и остальных событий в новейшей истории России. С этой точки зрения, по-моему, никто еще не оценивал происходящее», — добавил он.
По словам священника, если мы сможем правильно осознать произошедшее с нами, ответить на вопросы «Почему?», «В чем наша миссия?», «Где наш путь?» — тогда катастрофических для русского народа событий будет меньше. «Если же мы не сможет этого осознать, стать сильными, все время будем наступать на одни и те же грабли. Мы должны сделать выводы во имя тех целей, ради которых существует Россия, и ради которых Господь создал русский народ», — заключил священник.
Протоиерей Александр Куцов, настоятель храма Преображения Господня в Орске, благочинный, ректор православной гимназии, склоняется «к мнению тех, кто считает: Февральская революция – это шаг на пути к разрушению исторической России». Священник напомнил, что Царь перед тем, как свершились эти события, сделал страшную запись в своем дневнике: «Кругом трусость и обман».
«Российское общество тогда отошло от основ церковной жизни, в том числе от православного понимания монархии. Благодаря этому и случилось то, что случилось. Конечно, произошедшие события — трагедия. Россия всегда была лакомым куском для стран Запада. Кто-то из западных политиков тогда сказал, что еще несколько лет благополучия, и воевать с такой страной, как Россия, будет безумием. Так что произошедшие события были нам навязаны. Все это финансировалось на немецкие и американские деньги», — добавил он.
Люди, по словам священника, отринули имперскую Россию. Их опьянили лозунги «свобода», «равенство», «братство», витающие в воздухе в западных странах. «Они забыли, что Россия всегда была монархической православной страной, что монархия — Богом установленная власть на Земле. А в результате власть не просто перешла из одних рук в другие. Ее отняли, причем кровавым способом», — заключил батюшка.
Иерей Святослав Шевченко, клирик кафедрального собора Благовещенска, считает: можно понять, почему не нашлось сторонников монархии, когда ее уничтожали.
«Если человек привыкает к коллективу, в котором работает, он начинает видеть его недостатки и ропщет. Люди, увидев недостатки, забывают о стабильности. Мы теперь знаем: дореволюционная Россия была экономическим гигантом. Ее золотой рубль котировался во всем мире. Но люди видели лишь недостатки монархии, позабыв о стабильности. Ломать всегда проще, чем строить, и при этом не думают, что будет дальше. Возьмем ситуацию на Украине. Разве там стало лучше, чем было? Нет, не стало. Страну ввергли в хаос. Революция — это всегда смерть, кровь, голод, холод. Сотни, тысячи, миллионы погибших. Когда человек мечтает о переустройстве мира радикальным путем, закрадываются сомнения в его психическом равновесии. Он, видимо, не думает о последствиях. Когда мы говорим о переустройстве государственной модели, мы, в первую очередь, должны думать об этом. Революция – игрушка в руках небольшой группы людей, которые меняют общественное мнение в свою пользу», — добавил он.
Конечно, отметил священник, в правлении любого Императора есть как плюсы, так и минусы. Но прежде, чем говорить: «Мы наш, мы новый мир построим», нужно подумать, что это будет за мир, можно ли в нем будет жить?
«Мы живем уникальное время, когда пишется история, в том числе кровью. Раньше про революцию мы только читали, сегодня видим это воочию. Однако и сегодня так же трудно понять, куда движутся сегодняшние революционеры. Понятно одно: у них иные цели, нежели благо людей. Я уверен, рано или поздно после опьянения наступит похмелье – как это было после Февральской и Октябрьской революций. Например, Маяковской, вначале поддерживавший революционное движение, скоро в нем разочаровался», — отметил священник.
По его словам, мы должны знать «черные страницы» истории нашего государства, учиться на ошибках и не повторять их в угоду чьих-то сиюминутным интересам.
Священник Филипп Ильяшенко, клирик храма святителя Николая в Кузнецкой слободе, заместитель декана исторического факультета ПСТГУ, кандидат исторических наук, доцент, отметил, что события февраля 1917 года можно охарактеризовать одним словом – предательство.
«Его совершили те представителей общества, которые должны были сохранять общественный порядок в стране, находившейся в то время в состоянии войны. Власти Помазанника Божия тогда присягало все население Империи. Каждый нес личную ответственность перед ней. И у этой власти не нашлось сколько-нибудь влиятельных защитников!» — восклицает батюшка.
По его словам, когда мы задаем себе вопросы: «Так что же произошло в период с февраля по октябрь? Был ли это упущенный шанс на нормальную европейскую жизнь, нормальное гражданское демократическое общество?» — хорошо было бы взглянуть на сегодняшний Запад.
«Это сытость, комфорт, признание пороков нормой и тоталитарное подавление любого иного мнения. Слава Богу, этот шанс был упущен, иначе мы бы сегодня существовали в том тоталитарном идеологическим ужасе, который представляет собой весь Западный мир и Европа в частности. То, что произошло в октябре 1917 года, конечно, не было революцией. Здесь я категорически не согласен с лидером нашей коммунистической партии. Революция – смена государственного строя. А это был вооруженный захват власти горсткой экстремистов, не желающих довольствоваться отведенным им «местом у обочины». В результате они проявили решительность и организованность, чтобы власть захватить, и жестокость, чтобы ее удержать», — продолжил священник.
По его словам, эти события почти столетней давности должны быть сохранены в нашей памяти. Мы должны понять, как легко можно лишиться всего, поддавшись на ложные призывы к «свободе, равенству и братству». За этими «кричалками» – страшное наследие, многое из которого до сих пор нами не осмыслено. «Надеюсь, нам еще это предстоит», — заключил священник.
Священник Андрей Постернак, директор Традиционной гимназии, кандидат исторических наук, отметил: «Трудно сказать, чем стала бы Февральская революция: ее последствия не успели в полной мере проявиться».
«Обычно ее рассматривают в ряду революций, которые на Западе привели к власти буржуазию и способствовали развитию капитализма. Так было в Англии, Франции – революции также сопровождались свержением монархии, установлением власти оппозиционных сил, которые, в конечном счете, добивались утверждения Конституции, экономических и социальных преобразований. В России ничего этого так и не произошло, — шаги в этом направлении были прерваны Октябрьским переворотом. Но без Февральской революции большевики не пришли бы к власти. Все это вело уже к Гражданской войне, в стране не было твердой руки. И частые кризисы Временного правительства свидетельствовали о том, что ситуацию не контролируют, а большевики вели подрывную деятельность. Так что, можно сказать, Февральская революция стала началом конца всей политической системы, которая сложилась к 1917 году в нашей стране. Поэтому приходится говорить о потенциальных, упущенных возможностях. Февральская революция стала прологом к Октябрю, к становлению тоталитарного режима и сведению на нет иных альтернатив. Это было началом хаоса, который уничтожил Российскую Империю», — заключил священник.