Крепость Осовец. Атака мертвецов

В 1915 году мир с восхищением взирал на оборону Осовца, небольшой русской крепости в 23,5 км от тогдашней Восточной Пруссии. Основной задачей крепости было, как писал участник обороны Осовца С. Хмельков, «преградить противнику ближайший и удобнейший путь на Белосток… заставить противника потерять время или на ведение длительной осады, или на поиски обходных путей». Белосток – транспортный узел, взятие которого открывало дорогу на Вильно (Вильнюс), Гродно, Минск и Брест. Так что для немцев через Осовец лежал кратчайший путь в Россию. Обойти крепость было невозможно: она располагалась на берегах реки Бобры, контролируя всю округу, в окрестностях – сплошные болота. «В этом районе почти нет дорог, очень мало селений, отдельные дворы сообщаются между собой по речкам, каналам и узким тропам, – так описывало местность издание Наркомата обороны СССР уже в 1939-м. – Противник не найдет здесь ни дорог, ни жилья, ни закрытий, ни позиций для артиллерии».
 
Оборона крепости Осовец во время Первой мировой войны явилась ярким примером мужества, стойкости и доблести русских солдат. История этой войны знает лишь два примера, когда крепости и их гарнизоны до конца выполнили поставленные перед ними задачи: французская крепость Верден и небольшая русская крепость Осовец. Гарнизон крепости героически выдержал осаду многократно превосходивших войск противника в течение полугода, и отошёл лишь по приказу командования после того, как стратегическая целесообразность дальнейшей обороны отпала.
История строительства
В настоящее время город Осовец находится на востоке Польши в 50-ти км от г. Белосток (с 1795 года эта территория входила в состав Российской империи, с 1918 года Польша обрела независимость). Город разделен на две части рекой Бобры (Biebrza).
После третьего раздела Польши, в 1795 году, у местечка Осовице началось возведение оборонительных укреплений. Район имел стратегическое значение, так как именно через Осовице пролегал единственный в этой области путь из Восточной Пруссии и Австрии в восточные районы Российской империи.
По планам русского генерального штаба от 1873 года крепость Осовец должна была обеспечить защиту переправы через р. Бобры и транспортный узел Белосток от возможного удара с севера (Восточная Пруссия). Кроме того, она должна была являться восточным опорным пунктом укрепленной линии между реками Нарев и Бобры. Проектными работами руководил талантливый российский инженер-фортификатор генерал Э. И. Тотлебен. В 1877 году, в связи с подготовкой к войне с Турцией, все работы по проектированию были прекращены. Возобновились они в 1882, под руководством генерала Р. В. Крассовского. Тогда же началось строительство Центрального форта, или, как он ещё назывался, Форта № 1.
В 1891 году на южном берегу реки Бобры, на расстоянии около 2 км от железнодорожного моста, возник оборонительный объект в виде неправильного шестиугольника. Площадь укрепсооружения составляла около 1 км².
Главные позиции форта располагались на двух валах. Внутренний вал имел высоту 14-16 м и представлял собой открытые артиллерийские позиции. Внешний вал представлял собою пехотные стрелковые позиции. Толщина валов у основания составляла более 50 м. Форт был окружён рвом, защищённым капонирами или угловыми огневыми позициями на валах, и заполненным водой с трёх сторон, кроме северной. Северная часть укреплений возвышалась над остальными и была отделена от них невысоким валом, образуя укреплённый редут. С северо-восточной стороны форт был защищён выдвинутым пятиугольным равелином. Во внутреннем дворе форта располагались объекты инфраструктуры: казармы, склады боеприпасов и гарнизонная церковь.
Крепость Осовец. Руины 2-го форта.

Крепость Осовец. Руины 2-го форта.

Гарнизон форта состоял из 4 стрелковых рот и артиллерийского полубатальона, имевшего 60 орудий, установленных на валах.
Кроме Центрального форта под руководством всё того же генерала Крассовского были построены ещё два форта.
На северном берегу реки Бобры для защиты ж/д моста построен форт № 2 с двумя валами в форме пятиконечной лунеты размером 400×500 м, окруженный водяным рвом, защищённым тремя небольшими капонирами по углам фронтовой и фланговых сторон. Во дворе форта располагались укреплённые казармы для 1 стрелковой роты и 1 артиллерийского взвода. Перешеек форта был защищён невысоким земляным валом без боковой защиты.
В 1886 г. примерно в 2 км к западу от Центрального форта было начато строительство форта № 3, значительно отличающегося от остальных. Он состоял из одного вала со стрелковыми и артиллерийскими позициями. Окружающий форт сухой ров защищался внутренними капонирами. Форт № 3 ещё назывался «Шведским», поскольку возводился вблизи перехода через реку, наведенного здесь Карлом XII в 1708 г., защита которого была его основной функцией. Позже форт № 3 был соединён с фортом № 1 двумя земляными валами высотой 3 м и рвом шириной 20-30 м.
В результате в середине местечка Осовец возник укреплённый район, внутри которого находились главные склады боеприпасов и провианта, казармы, госпиталь, ружейные мастерские, кладбище.
После 1885 г. европейские армии постепенно перешли на высокоэффективные артиллерийские боеприпасы, которые обесценили существовавшие к тому времени крепостные сооружения. По этой причине военное министерство Российской империи приняло план по повышению обороноспособности всех крепостей и по строительству новых. Кирпичные стены были укреплены бетонными толщиной до 2 м на песчаной подушке глубиной более 1 м. Строительство всех новых сооружений велось исключительно из бетона.
В 1891 г. было начато строительство ещё одного крепостного объекта в 3 км к западу от форта № 3. По проекту инженера Н. А. Буйницкого, с использованием рельефа местности, здесь был возведён железобетонный объект — форт № 4, или «Новый форт». Он был окружён плоским и сильно расчленённым земляным валом со стрелковыми позициями и глубоким сухим рвом. С запада ров был заполнен водой. Внутри форта находились бетонные казармы с глубокими подвалами со сводчатыми перекрытиями, где располагались укрытия и склады боеприпасов. По причине недостаточного финансирования к 1914 г. строительство объекта было не закончено. В результате этого в ходе Первой мировой войны форт служил в качестве вспомогательного объекта.
Коммуникации между фортами № 3 и № 4 с южной стороны прикрывалось земляным объектом сложной формы, так называемым редутом Ломжа.
После 1900 г. к северу от ж/д, а также у шоссейного моста были сооружены бетонные защитные укрепления, был усилен бетоном и Центральный форт № 1. На его валах и внутри них сооружена система переходов, которая была соединена с остальными частями форта подземными галереями. Эти галереи, ведущие со двора к низкому валу и капонирам, одновременно представляли собой стрелковые позиции для фланговой защиты низкого вала и подходов к нему. Для фланговой защиты главного рва были построены новые капониры, а существующие были переоборудованы. Все капониры были оборудованы электростанциями, питающими дуговые прожекторы для освещения рва. После 1905 г. форт № 2 и укрепление у железнодорожного моста были соединены водным рвом и валом с бетонными казематами.
Как результат опыта русско-японской войны 1904—1905 г. и экспериментов, проведенных в 1908 г., дальнейшее строительство крепости велось с использованием железобетона и бронедеталей, которые в то время стали применяться в российском крепостном строительстве в крепости Кронштадт.
Генерал-лейтенант Н. А. Буйницкий предложил строительство современной укреплённой группы в 4 км восточнее основной крепости. Она должна была состоять из двух фортов треугольной формы и укреплённых позиций для двух батарей гаубиц кал. 152 мм. Из-за военной угрозы и нехватки средств этот проект так и не был осуществлён.
В 1912—1914 г. на южном берегу реки Бобры, к северо-востоку от форта № 1 на Скобелевском холме была построена ещё одна новая, современная укреплённая позиция. Вершина холма была укреплена стрелковыми позициями с мощными ж/б укрытиями, рассчитанными на пехотную роту, оборудованными двумя наблюдательными бронеколпаками. В северной части располагалась батарея полевой артиллерии, в центре был построен единственный тогда в России бронированный артиллерийский ДОТ. Он был оборудован броневой башней системы Gallopin производства фирмы Schneider-Creusot под орудие калибра 152 мм. Такие башни широко применялись в крепостях Верден, Туль, Эпиналь и Бельфор. Недалеко от ДОТа был построен склад боеприпасов, рассчитанный на 2000 зарядов.
Гарнизон и вооружение
К началу Первой мировой войны гарнизон крепости возглавлял генерал-лейтенант Карл-Август Шульман. В январе 1915 года его заменил генерал-майор Николай Бpжозовский, который командовал крепостью до конца активных действий гарнизона в августе 1915 года.
Осовец. Крепостная церковь. Парад по случаю вручения Георгиевских крестов.

Осовец. Крепостная церковь. Парад по случаю вручения Георгиевских крестов.

Гарнизон крепости состоял из 1 пехотного полка, двух артиллерийских батальонов, сапёрного подразделения и подразделений обеспечения.
На вооружении гарнизона состояли 200 орудий калибра от 57 до 203 мм. Пехота была вооружена винтовками, легкими станковыми пулеметами системы Мадсена образца 1902 и 1903 годов, тяжелыми пулеметами системы Максима образца 1902 и 1910 годов, а также турельными пулеметами системы Гатлинга.
Оборона крепости в ходе Первой мировой войны. Первый штурм — сентябрь 1914 года.
В сентябре 1914 г. к крепости подошли части 8-й германской армии — 40 пехотных батальонов, которые почти с ходу перешли в массированную атаку. Уже к 21 сентября 1914 г., имея многократный численный перевес, немцам удалось оттеснить полевую оборону русских войск до линии, позволявшей вести артиллерийский обстрел крепости.
В это же время из Кенигсберга немецким командованием к крепости было переброшено 60 орудий калибра до 203 мм. Однако обстрел начался только 26 сентября 1914 г. Через два дня немцы предприняли атаку крепости, но она была подавлена шквальным огнем русской артиллерии. На следующий же день русские войска провели две фланговые контратаки, которые вынудили немцев прекратить обстрел и в спешке отступить, отводя артиллерию.
Первая немецкая атака показала, что укрепленные полевые позиции пехоты в болотистой местности в 2 км от форта № 2 расположены слишком близко от самой крепости, а это позволяло противнику вести артиллерийский обстрел. Чтобы отодвинуть укрепленную линию за пределы досягаемости вражеской артиллерии была предпринята попытка строительства новых позиций в 8-10 км от крепости. С возобновлением боевых действий в 1915 г. их так и не удалось оборудовать. Успели оборудовать только мелкие окопы, в некоторых местах углубленные на высоту полного роста. Недоставало полевых заграждений.
Второй штурм — февраль — март 1915 года
3 февраля 1915 года немецкие войска предприняли вторую попытку штурма крепости. Завязался тяжелый, продолжительный бой за первую линию выдвинутых полевых русских позиций. Русские части в этих трудных условиях сдерживали противника в мелких окопах 5 дней. Под натиском превосходящих сил противника, по решению командования гарнизона, в ночь на 9 февраля пехота крепости была отведена ко второй линии полевых укреплений, которые были более подготовлены.
В течение следующих двух дней, несмотря на ожесточенные атаки, русские части удерживали оборону. Однако отвод русских подразделений из неподготовленного укрепрайона позволил германской артиллерии, уже 13 февраля вновь приступить к обстрелу фортов с применением тяжелых осадных орудий калибра 100—420 мм. Огонь велся залпами по 360 снарядов, каждые четыре минуты — залп. За неделю обстрела по крепости было выпущено 200—250 тысяч только тяжелых снарядов.
Также, специально для обстрела крепости, немцами были переброшены под Осовец 4 осадные мортиры «Шкода» калибра 305 мм. Сверху крепость бомбили немецкие аэропланы.
Мортира «Шкода», 1911 г.

Мортира «Шкода», 1911 г.

 снаряд мортиры «Шкода».

снаряд мортиры «Шкода».

Европейская пресса в те дни писала:
«Страшен был вид крепости, вся крепость была окутана дымом, сквозь который, то в одном, то в другом месте вырывались огромные огненные языки от взрыва снарядов; столбы земли, воды и целые деревья летели вверх; земля дрожала, и казалось, что ничто не может выдержать такого ураганного огня. Впечатление было таково, что ни один человек не выйдет целым из этого урагана огня и железа»
Командование генерального штаба, полагая, что требует невозможного, просило командира гарнизона продержаться хотя бы 48 часов. Крепость выстояла ещё полгода.
Несмотря на большие потери в результате обстрела артиллерией, который был наиболее интенсивным 14-16 февраля и 25 февраля — 5 марта 1915 г. и привел к многочисленным пожарам внутри крепости, русские укрепления выстояли. Более того, огнем русских батарей был уничтожен ряд осадных орудий, в том числе две «Большие Берты». После того, как несколько мортир крупнейшего калибра было повреждено, германское командование отвело эти орудия вне пределов досягаемости защиты крепости.
Вторая линия выдвинутых позиций также устояла. Эта неудача вынудила командование германской армии перейти и на этом участке фронта к позиционным действиям, которые продолжались до начала июля.
Третий штурм — июль-август 1915 года
В начале июля 1915 г. под командованием фельдмаршала фон Гинденбурга германские войска начали широкомасштабное наступление. Его частью был и новый штурм все ещё непокоренной крепости Осовец.
Немцы начали устраивать газовые батареи в конце июля. Было установлено 30 газовых батарей в количестве нескольких тысяч баллонов. Более 10 дней ждали немцы попутного ветра.
Для штурма крепости были подготовлены следующие силы пехоты:
  • 76-й ландверный полк атакует Сосню и Центральный редут и наступает по тылам Сосненской позиции к дому лесника, что у начала железнодорожной гати;
  • 18-й ландверный полк и 147-й резервный батальон наступают по обе стороны железной дороги, прорываются к дому лесника и атакуют совместно с 76-м полком Заречную позицию;
  • 5-й ландверный полк и 41-й резервный батальон атакуют Бялогронды и, прорвав позицию, штурмуют Заречный форт.
В резерве находились 75-й ландверный полк и два резервных батальона, которые должны были наступать вдоль железной дороги и усилить 18-й ландверный полк при атаке Заречной позиции.
Всего для атаки Сосненской и Заречной позиций были собраны следующие силы:
  • 13 — 14 батальонов пехоты,
  • 1 батальон саперов,
  • 24 — 30 тяжелых осадных орудий,
  • 30 батарей отравляющего газа.
Передовая позиция крепости Бялогронды — Сосня была занята следующими силами русских:
Правый фланг (позиции у Бялогронды):
  • 1-я рота Земляческого полка,
  • две роты ополченцев.
Центр (позиции от Рудского канала до центрального редута):
  • 9-я рота Земляческого полка,
  • 10-я рота Земляческого полка,
  • 12-я рота Земляческого полка,
  • рота ополченцев.
Левый фланг (позиция у Сосни) — 11-я рота Земляченского полка,
Общий резерв (у дома лесника) — одна рота ополченцев.
Таким образом, Сосненскую позицию занимали пять рот 226-го пехотного Землянского полка и четыре роты ополченцев, всего девять рот пехоты.
Высылаемый каждую ночь на передовые позиции батальон пехоты ушел в 3 часа на Заречный форт для отдыха.
В 4 часа 6 августа немцы открыли сильнейший артиллерийский огонь по железнодорожной гати, Заречной позиции, сообщениям Заречного форта с крепостью и по батареям плацдарма, после чего по сигналу ракетами пехота противника начала наступление.
Газовая атака
Не добившись успеха огнем артиллерии и многочисленными атаками, 6 августа 1915 года в 4 часа утра, дождавшись нужного направления ветра, германские части применили против защитников крепости отравляющие газы, состоявшие из соединений хлора и брома. Противогазов защитники крепости не имели. По свидетельству очевидцев, под действием газов трава желтела, листья на деревьях сворачивались и опадали. Газы нанесли огромные потери защитникам Сосненской позиции — 9-я, 10-я и 11-я роты Земляческого полка погибли целиком, от 12-й роты осталось около 40 человек при одном пулемете; от трёх рот, защищавших Бялогронды, оставалось около 60 человек при двух пулеметах. В 12 км от места выпуска газа, в деревнях Овечки, Жодзи, Малая Крамковка, было тяжело отравлено 18 местных жителей.

Считая, что оборонявший позиции крепости гарнизон мертв, немецкие части перешли в наступление. В атаку пошли 14 батальонов ландвера — не менее семи тысяч пехотинцев. Когда немецкая пехота подошла к передовым укреплениям крепости, им на встречу в контратаку поднялись оставшиеся защитники первой линии — остатки 13-й роты 226-го пехотного Земляченского полка, чуть больше 60 человек. Контратакующие имели ужасающий вид — с изувеченными химическими ожогами лицами, замотанными в тряпки, сотрясаясь от жуткого кашля, буквально выплевывая куски легких на окровавленные гимнастерки. Неожиданная атака и вид атакующих повергли немецкие подразделения в ужас и обратили в паническое бегство. Несколько десятков полуживых русских бойцов обратили в бегство части 18-го полка ландвера. Атаку горстки русской пехоты поддержала крепостная артиллерия. Позже участники событий с немецкой стороны и европейские журналисты окрестили эту контратаку как «атака мертвецов».
Данный эпизод нашёл свое отражение в работе профессора А. С. Хмелькова:
Батареи крепостной артиллерии, несмотря на большие потери в людях отравленными, открыли стрельбу, и скоро огонь девяти тяжелых и двух легких батарей замедлил наступление 18-го ландверного полка и отрезал общий резерв (75-й ландверный полк) от позиции. Начальник 2-го отдела обороны выслал с Заречной позиции для контратаки 8, 13 и 14-ю роты 226-го Землянского полка. 13 и 8-я роты, потеряв до 50 % отравленными, развернулись по обе стороны железной дороги и начали наступление; 13-я рота, встретив части 18-го ландверного полка, с криком «ура» бросилась в штыки. Эта атака «мертвецов», как передает очевидец боя, настолько поразила немцев, что они не приняли боя и бросились назад, много немцев погибло на проволочных сетях перед второй линией окопов от огня крепостной артиллерии. Сосредоточенный огонь крепостной артиллерии по окопам первой линии (двор Леонова) был настолько силён, что немцы не приняли атаки и спешно отступили.
— С.А. Хмельков «Борьба за Осовец». Государственное Военное Издательство Наркомата Обороны Союза ССР, Москва — 1939
Окончание обороны крепости
В конце апреля немцы нанесли очередной мощный удар в Восточной Пруссии и в начале мая 1915 года прорвали русский фронт в районе Мемеля-Либавы. В мае германо-австрийским войскам, сосредоточившим превосходящие силы в районе Горлице, удалось прорвать русский фронт (см.: Горлицкий прорыв) в Галиции. После этого, чтобы избежать окружения, началось общее стратегическое отступление русской армии из Галиции и Польши. К августу 1915 года в связи с изменениями на Западном фронте, стратегическая необходимость в обороне крепости потеряла всякий смысл. В связи с этим верховным командованием русской армии было принято решение прекратить оборонительные бои и эвакуировать гарнизон крепости. 18 августа 1915 г. началась эвакуация гарнизона, которая проходила без паники, в соответствии с планами. Все, что невозможно было вывезти, а также уцелевшие укрепления были взорваны саперами. В процессе отступления русские войска, по возможности, организовывали эвакуацию мирного населения. Вывод войск из крепости закончился 22 августа. 25 августа немецкие войска вошли в пустую, разрушенную крепость.
Стратегическое значение обороны крепости
Русским защитникам Осовца в Первой мировой войне удалось выстоять практически в тех же условиях, в которых в 1914 г. довольно быстро пали почти все бельгийские и французские крепости на Западном фронте. Причиной этого является хорошо организованная оборона выдвинутых позиций и более эффективный контрогонь крепостной артиллерии, мужество и героизм русских воинов. Оборона Осовца сорвала планы германского командования на Белостокском направлении по прорыву в стык двух русских армий. Гарнизон крепости почти на год сковал значительные силы немцев.