Москва — святилище славянства

100 лет назад в первопрестольной прошли Дни Сербии и Черногории …

Россия. Патриотическая открытка времен Первой мировой войны, Москва — святилище славянстваРовно сто лет назад, 11/24 ‒ 12/25 января 1915 года в Москве прошли Дни Сербии и Черногории, призванные поддержать небольшие, но мужественные страны-союзницы России по Первой мировой войне, как морально, так и материально.Незадолго перед этим событием супруга российского посла в Сербии княгиня Мария Константиновна Трубецкая обратилась к московскому городскому голове М.В.Челнокову с предложением собрать помощь для терпящих тяжелые лишения и несущих большие потери братьев-сербов. Княгиня написала воззвание к русскому народу, в котором были такие строки: «С начала своей геройской борьбы сербский народ безропотно переносил страдания, лишения и болезни. Каждый месяц неизбежно связан с возрастающими жертвами. В тех местах, где прошли в начале кампании австрийские воины, — полное разорение. Старики, женщины и дети, лишившиеся родителей, бежали в отдаленные нетронутые города. Благодаря скученности значительного количества беженцев в небольших центрах предметы первой необходимости сильно вздорожали».Общественность Москвы откликнулась на нужды сербов и черногорцев, и вскоре почти во всех газетах появились призывы к организованному сбору пожертвований на нужды братских стран. Решено было провести «Дни Сербии и Черногории» («Сербские дни») в Москве, в ходе которых и собрать необходимые пожертвования.

Флаги России, Сербии и Черногории
Сербия в годы Первой мировой войны (с обложки французского журнала)«Маленькие государства, населенные великим народом, — не только наши братья по крови, вере и языку. Они — родные наши и по культуре, по духу самоотвержения и шири, которой в последние столетия мешали развернуться давившие их со всех сторон завоеватели: турки, мадьяры и австрийцы. Сербия и Черногория, как известно, — один народ, с общей династией, разделенной теперь лишь политически, ‒ писал в эти дни «Голос Москвы». ‒ В настоящей великой войне Сербия явилась не только формальным поводом к ее началу, но и видным ее участником, завоевавшим вместе с маленькой Бельгией, своею доблестью и удивительным героизмом симпатии и восхищение всего человечества».Сербско-черногорские дни начались 11/24 января торжественным богослужением в Успенском соборе Московского Кремля. К 12 часам дня, как отмечали газеты, вся прилегающая к собору площадь была переполнена народом. Около храма сгруппировались сборщики и сборщицы, проживающие в Москве представители славянских народностей, депутации от различных московских и петроградских славянских организаций и учащиеся в московских высших и средних учебных заведениях.Богослужение, за которым молились специально приехавшие из Петрограда сербский посол Мирослав Спалайкович и консул Марко Цимович, а также председатель московского славянского комитета Н.И.Гучков, председатель московских славянских трапез С.К Родионов и др., совершил епископ Евфимий и протопресвитер Успенского собора отец Николай Любимов, произнесший после окончания службы прочувственное слово о помощи Сербии и Черногории.Аллегорическое изображение России, Сербии и ЧерногорииПамятник М.Д.Скобелеву в МосквеПосле богослужения началось масштабное славянское шествие. Как отмечали очевидцы, во главе шествия следовало легендарное Черняевское знамя (знамя русских добровольцев, сражавшихся в 1876 году в сербской армии, под предводительством генерала М.Г.Черняева), хранящееся в московском сербском подворье. За знаменем участники шествия несли портреты русского Императора и Императрицы, а также портреты сербского короля Петра и черногорского короля Николая. За портретами  Царствующих особ следовали венки Императорам Александру II и Александру III и прославленному генералу М.Д.Скобелеву, а за ними ‒ золотой двуглавый орел и знамена с надписями: «На Царьград»; «Крест на святую Софию»; «Живио великой Сербии»; «Живио великой Черногории», «Поляки!…» — с текстом воззвания к полякам Верховного главнокомандующего, «Свободная Хорватия в составе России», «Словенцы ждут, чтобы Россия стала твердой ногой на Адриатике»; «Свобода Чехии».Некоторые из участников шествия — черногорцы и сербы — были в своих национальных костюмах. Шествие, растянувшееся более чем на версту, под звуки «Коль славен» тронулось к памятнику Императору Александру II, дойдя до которого остановилось, чтобы возложить к монументу венок с надписью «Могущество славянства — в объединении народов». Председатель славянских трапез С.К.Родионов произнес речь — обращение к Царю-Освободителю, после чего оркестр заиграл народный гимн, и могучее «ура» тысячной толпы далеко разнеслось вдоль Москвы-реки. «Весь Кремль был залит толпой, ‒ писали газеты. ‒ Зрелище с возвышения памятника было величественное и трогательное. Оркестр исполнял гимны союзных держав и гимны Сербии и Черногории». Точно также участники шествия останавливались у памятником Царю-Миротворцу Александру III и генералу М.Д.Скобелеву, где после возложения венков и речей собирались средства в пользу Сербии и Черногории. Москвичи, как утверждали очевидцы, «давали много и охотно».Сборщики средств в пользу Сербии и ЧерногорииОсобо газеты того времени отметили речь сербского посла М.Спалайковича, который стоя перед памятником Скобелеву произнес следующие слова: «Братья — русские! Я приехал сюда от имени сербского правительства в этот день низко поклониться и поблагодарить Москву. Нет слов, чтобы выразить мои чувства. Я в сердце России — Москве чувствую себя также хорошо как и на родине. Низко кланяюсь вам за вашу любовь и симпатии к Сербии. Да здравствует Государь Император! Да здравствует великий славянский герой Николай Николаевич! Да здравствует великая русская армия, над которой витает дух Скобелева! Слава русскому народу!» В ответ представителю братской страны грянуло дружное «живио!».Сербский посол Мирослав СпалайковичЗакончились Дни Сербии и Черногории славянской трапезой в большом зале «Метрополя» и чествованием на следующий день сербского посла в ресторане «Прага». За трапезами произносились тосты в честь наших славянских союзников, а в ответ звучали слова благодарности в адрес России. Также была зачитана телеграмма от сербского короля Петра, в которой были следующие строки: «Я очень тронут тем добрым отношением, которое проявляет Москва в переживаемые минуты к моей стране и моему народу. А вас прошу передать вашим согражданам чувства признательности и братства, которые соединяют навсегда русских и сербов». А посол Сербии М.Спалайкович в своем прочувствованном слове особо подчеркнул, что «рад преклониться перед первопрестольной Москвой, ибо Москва — святилище славянства».

По итогам проведенного мероприятия его участники приняли резолюцию, в которой, помимо прочего, звучали следующие пожелания: «Естественным последствием этой войны должно быть расширение территории Российской империи до ее естественных географических и стратегических границ с присоединением к России Армении с выходом в Средиземное море против острова Кипра, проливов Босфорского и Дарданельского с Царьградом на южной границе и славянских земель на западной границе с частями инородных территорий в пределах необходимости для выпрямления стратегического фронта. (…) В итоге войны должно произойти объединение сербского племени в пределах его этнографических границ с присоединением к нему Далматинского побережья, Скадра и Триеста, как естественных выходов к морю. (…) Означенные итоги должны послужить первым шагом по пути объединения всего славянства в единый организм».

Открытка, подорвавшаяся в Дни Сербии и Черногории, 1915 годПодводя итоги Сербско-черногорским дням, газеты отмечали, что двухдневный сбор в пользу Сербии и Черногории прошел с большим успехом и подъемом.«Сборщики и сборщицы пользовались весьма умело  и энергично большим скоплением публики по пути славянского шествия и собирали здесь весьма обильную жатву. На общеславянской трапезе в «Метрополе» весьма энергично работали преимущественно сборщицы. (…) Целая армия сборщиков и сборщиц рассыпалась по улицам Москвы… (…) Среди сборщиков много представителей славянских народностей, живущих в Москве. Много чехов, сербов, черногорцев и поляков. Некоторые сборщики были в своих национальных костюмах. Очень успешно прошел сбор в банках. На улицах успешно собирал раненный герой Николай Захаров, награжденный 4-мя Георгиями за спасение знамени, отбитие 7 австрийских пулеметов и спасение трех русских офицеров. Группа сборщиков объезжала город на автомобиле, украшенном русским национальными флагами и сербскими государственными гербами», ‒ сообщала одна из московских газет.

Сборщики средств распродали за два дня около 150 000 открыток с изображением святых равноапостольных  Кирилла и Мефодия, на обороте которых были напечатаны следующие слова: «Москва объединила Русь, Русь объединит славянство», и портретов генерала М.Г.Черняева, с его воззванием к балканским народам: «Мы идем вам на помощь. Восстань же, славянин, заря твоей свободы уже занялась. Вы потомки славных эллинов в Эпире и Фессалии, вы, воинственны сыны Албании, вы также страждете от выродившегося племени османлисов. Соединитесь с нами, какой бы веры и были, и все вместе дружным напором изгоним пришельцев с земли, Богом данной нашим предкам. Вперед, на общего врага и единогласно воскликнем: С нами Бог, разумейте языцы!».Общая сумма сбора за эти дни составила примерно 50 тыс. рублей, которые были переданы представителям Сербии и Черногории. Покидая Москву, сербский посланник М.Спалайкович заверил, что он никогда не забудет «то горячее отношение русского народа к сербскому королю и народу, то широкое, богатое и любвеобильное участие к лишением и нуждам Сербии» которое проявило русское общество в эти дни: «Да, поистине Москва — сердце России, великое и любвеобильное сердце!».

Подготовил Андрей Иванов, доктор исторических наук. Источник: Русская народная линия

Первая мировая война, орнамент