Польский вопрос: «Что хочет Украина?»

Lublin_Union_1569, Польский вопрос: «Что хочет Украина?»Чтобы говорить о польском вопросе: «Что хочет украинец и Украина?», следует рассмотреть ментально-психологический портрет поляка, историю взаимоотношений русских с украинцами, а также религиозную политику. Это, конечно, очень широкая тема, которая не меньше многотомной диссертации, и мне придется коротко пройтись по вводным тезисам, чтобы перейти к главной.

Польша из-за своей политики великопольскости (и других внешних причин) претерпела три разделения, в которых потеряла большую часть своей территории. Все это глубоко ментально-психологично отобразилось на портрете поляка, где чаяние и амбиции не реализовались, но дух и настрой остался тот же. Большинства поляков прекрасно знают свою историю (хоть и идеологически интерпретировано), при этом среди европейских стран это суперкатолическое государство, где уровень религиозности почти самый высокий по статистке в Европе. Глава Католической церкви Папа – поляк, он же – предмет национальной гордости. Католик – это поляк, твердо закрепилось на Украине. Польская нация довольно политизирована и националистична. Там всегда была востребована карта русофобских настроений. Так что «во всем Путин виноват» – это не изобретение Украины.

Почти основополагающим политическим и историческим инструментом воздействия на непольское и некатолическое население в границах своего господства была насильная и тотальная политика унии (соединение церквей). Она проводилась в качестве политической колонизации и ассимиляции с религиозным и русофобским настроем, притом как по отношению к православным, так и к протестантам. Все делалось под диктовку Ватикана. Из-за этого возникали религиозно-политические и этнические конфликты (взаимные массовые вырезания), которые исторически накапливались и теперь глубоко таятся в ментальности оппонентов. Сейчас, как в 90-е, отправляясь на работу в Польшу, украинец от «брата поляка» может спокойно услышать в свой адрес «ty bydło», что на польском означает «невежественный и тупой скот». Ведь поляки, по их мнению, это – сверхнация.

Политика Ватикана попросту навязывалась в пику поместным православным церквям. В частности, польскими правителями создавались патриархаты, подчиненные Риму. Они представляли собой некий гибрид (смесь католичества – вероучение и подчинение Папе, и православия – внешний обряд). Этот гибрид обеспечивающий политику Польши и ныне, теперь появился и на Украине в образе униатской церкви (УГКЦ – Украинская Греко-Католическая Церковь).

Если посмотреть их дореволюционные служебники, там митрополит указывается как Российский, но никак не Украинский, язык богослужения – славянский. Только при независимой Украине эта церковь как геополитический инструмент Ватикана и США (их планы совпадают) стала позиционировать себя как единственная украинская и патриотичная. Цель ее – совсем не уния, а разрыв единства православных народов и усугубление религиозного конфликта и католическо-польская экспансия. В этом контексте православные расколы на почве национализма – УПЦ КП и УАПЦ вписываются в униатскую политику Ватикана. Если взглянуть на украинские или русские диаспоры, где сначала была униатская национальная церковь, то с ними полностью расправились – взять хотя бы ту же Польшу, где украинские епархии подчиняются не епископу УГКЦ, а католическому кардиналу напрямую. Обряды там латинизированы, а значительная часть православных и УГКЦ храмов передано Римско-католической церкви (РКЦ).

Поэтому, даже с точки зрения украинского патриотизма, униатская церковь  не имеет никакого отношения к самому патриотизму, несмотря на внешнюю оболочку в вышиванке.

Поэтому как УГКЦ так и РКЦ, – это чужеродные политические инструменты для экспансии Украины. Взять хотя бы тот факт, что для чиновников разных рангов на Западной Украине уже в середине 90-х (перед тем, как вступить в свою должность), было необходимо пройти катахизаторские курсы в УГКЦ или РКЦ. Как-то товарищ Сталин сказал такую фразу: «Кадры решают все». Это не новая мудрость. Именно на это поставлена ставка в экспансионной антиукраинской политике. Повсеместно происходит «вживление» как в чиновнический аппарат, так и в Верховную Раду, щедро финансируемых собственных кадров. Такими центрами поставок кадров являются местные католические диаспоры. И если это уже давно существовало на Западной Украине, даже при Союзе, то теперь экспансия продвинулась намного глубже. Маленький пример из Центральной Украины – Винницкая область.

Алла Ратынская возглавляет городской союз поляков, а также отдел по делам национальных меньшинств в Винницкой областной госадминистрации. Данные взяты с официального сайта ОГА. Ратынская весьма активна в своей деятельности: проводит тренинги местной власти; поддерживает культурные мероприятия с раскольниками УПЦ КП (антиправославная политика), с польской диаспорой (окатоличивание и ополячивание местного населения), а также помогает солдатам АТО из польского гарнизона одеждой и бытовой техникой.  Примечательно, что вся поддержка происходит за счет украинского бюджета.

Все родственники Ратынской проживают в Польше. Ее дочь Людмила окончила Варшавский университет. Покойный президент Лех Качиньский и его брат, экс-премьер Ярослав Качиньский, были крестными отцами ее внуков – Артура и Саши Ружанських. А крестил их личный капеллан президента –  отец Роман Инджейчик.  Вот, так…

Теперь представите себе, какой-либо родственник президента РФ Владимира Путина, крещеный Московским Патриархом,  возглавляет во Львовской области или в Польше отдел культуры и проводит тренинг местной власти… Я даже боюсь развивать эту мысль дальше…

Какие же амбиции Польши, ее претензии к Украине и какое место, в конечном итоге, в этих планах занимает Украина?

Претензии Польши – «Polska od morza do morza» – «Польша от моря до моря» (от Балтийского до Черного), а Киев – «Kijów bramy do Polski» – это ворота в Польшу. Но сейчас, когда очевидна потеря украинского суверенитета великопольские амбиции предполагают еще больше, чем утраченные земли Восточной Польши (Западная Украина), а это – и претензии на Донбасс. Еще в мирное время, при экс-президенте Украины Викторе Януковиче, через религиозные организации создавалась своя структура экспансии, а не душепастырская потребность. Сейчас же национальные политические движения, как и их духовенство (РКЦ и УГКЦ), прямо заявляют, что это тоже их территория.

В 2014 году летом, на украино-польской границе, был остановлен автомобиль католического священника. Польский таможенник предъявил претензию к «отцу», зачем он возит флажок запрещенной в РФ террористической организации «Правый сектор». Ведь у поляков (а историю свою они хорошо помнят) еще свежа память о «Волынской резне» от УПА.

Ответ от ксёндза (священник по-польски – ред.) был ошеломительным: «эти ребята (УПА) вместе с польскими войсками боролись против русских за свободу Польши!». Украинская пресса довольно много писала об этом случае.

Поэтому польский гарнизон, воюющий в зоне АТО, это – совсем не жест великой дружбы с самостийным «bydło» Украины. Оказывается, потеря Крыма – это трагедия для Польши, заинтересованной во влиянии на полуострове.

Зона АТО – это тоже некий метод экспансии – «сеяния слова Божьего». Стоит вспомнить, что польские военные летчики принимали участие в бомбардировках именно в православные праздники. И дело не только в католических военных капелланах. Сейчас на оккупированной ВСУ территории ЛНР в городе Северодонецк выдвигают претензии к имуществу каноничной УПЦ МП.

«Наші віряни (верующие – солдаты-бандеровцы ) відчувають себе незручно в московських храмах», – звучит из уст высшего духовенства УГКЦ и УПЦ КП, якобы поэтому необходимо отдать им храм по-доброму, ведь УПЦ МП – не патриоты. Правда, пока обошлись регистрацией нескольких своих общин.

Целенаправленной политикой Польши, которую некоторые ее представители хотят довести до конца, является реституция. Это слово, уже давно вызывающе звучит в эфире польского телевидения. Смысл, я думаю, уже всем понятен – возвращение утерянного, отобранного имущества бывшим владельцам или его компенсация.

А, вот, амбиции и их тенденции у поляков (учитывая их ментально-психологический портрет, о чем было сказано выше) тут, поверьте, очень велики! Стоит «показать палец, откусят по локоть». Географическое пространство – это вся Украина, а далее (если все пройдет законно и при поддержке мирового сообщества) – перекинуть претензии на новослепленного  «оккупанта», то есть Россию и потребовать компенсацию, как это сделали евреи  в отношении Германией. Пираньи ждут старта. Наконец-то выпала историческая возможность, которую никак нельзя опустить, а именно – достичь реванша над быдлом, которому от победителя-России бездарно достались свобода, экономика, земли и богатства.

Как это будет осуществляться, ведь не все на это будут согласны, или даже противостоять? Все по накатанной майданной программе. Перед камерой зарежут сакральную жертву, условно «небесную польскую сотню», ну а дальше – понятно… вся сила небесности «сотни» развяжет лимит на справедливую и священную месть – можно резать всех врагов польского майдана, то есть украинское быдло. Вспомнят и исторические обиды – геноцид поляков.  Тем более что очень большую территорию нужно будет очистить или ассимилировать – ополячить и окатоличить.  Игра стоит свеч (жертв).

Такой официальной программой по окатоличеванию и ассимиляции (ополячеванию) является – карта поляка. Она дает ряд привилегий: бесплатно получать высшее и среднее образование (а это утечка мозгов с Украины), право заниматься бизнесом и легальная работа как гражданина Польши (а это приток капитала в Польшу и отток с Украины). Но при этом, что бы ее получить, необходимо сдать экзамены: знать историю, государственные праздники, язык, католические праздники.

Это возможно узнать и получить в католических религиозных общинах, где нужно обязательно пройти католическую катахизацию. Но такую привилегию получит лишь тот, кто имеет польские прямые корни, но на практике ее получают даже внуки двоюродной бабушки. Немало спорных вопросов есть и в паспортизации населения, хотя украинскими законами двойное гражданство запрещено. В то же время, как ответил на этот вопрос олигарх Игорь Коломойский журналисту: «Двойное запрещено, а тройное нет». Так и на практике происходит, где его получают не только поляки.

Польша своими гипертрофированными амбициями, стала удачным заложником великой геополитики США – русофобии. Эти амбиции до поры до времени времени идут по одной дороге, а далее – разойдутся. Ведь, как и в англосаксонском, германском мире, есть союзники (это временно), а не друзья. Щепетильность этого вопроса для поляков в том, что реституция очень выгодна для немцев, поэтому от лица ЕС Германия поддержит Польшу в украинском вопросе забавы ради, а потом возьмет свое. Ведь немцы претендуют вернуть свою исконную историческую территорию, пока принадлежащую не им. В ЕС Польша себя видит как равноценный переговорщик и участник (ей так хочется), но как было, так и остается – поляки, как и их государство для той же Германии или Англии (несмотря на большую свою диаспору в этих странах) – это второй сорт. Эту ущербность они хотят компенсировать и реализовать великопольскость в панстве (господстве) над Украиной, таким образом повысив свой статус в ЕС. Уже сейчас прямо и открыто в религиозных общинах РКЦ и УГКЦ говорят населению: «Мы обязательно войдем в ЕС, но в составе государства Польши». Еще два года назад на собрании благочиния в львовской епархии УПЦ МП епископом был поднят вопрос проверки реакции духовенства и паствы «в связи гонений на православие прейти в состав Польской православной церкви» (само собой разумеется, ведь москали – это враги).

Поэтому усиление евронастроений среди населения Украины, щедрое финансирование майдаунизации, и даже поддержка до поры до времени праворадикальных бандеровских сил соответствует экспансионной  геополитике Польши.

Таким образом, исходя из выше перечисленных очевидных фактов, ответ на вопрос: «Что хочет украинец и Украина?» звучит так: «Украинец хочет то, что сделает с ним Польша».

Олег Трофимов

Уважаемые читатели! Автор статьи доктор богословия, магистр религиоведения и философских наук, патриот Новороссии, протоиерей Олег Трофимов, из-за гонений лишен имущества, жилья, места служения, нуждается в нашей помощи. Просим помочь.  Карта Сбербанка России: 676196000086178580