Коронавирус против Христа

Featured Video Play Icon
Во имя Отца и Сына и Святого Духа!
Дорогие прихожане, братья и сестры. Мы с вами переживаем сейчас непростое время. С совершенно неожиданной стороны на Церковь направлен известными силами сильнейший удар, разрушающий весь наш привычный уклад церковной жизни. Меры противовирусной борьбы направлены не конкретно на Церковь, а на всё общество, и имеют под собой совершенно гуманные предпосылки – сохранение самого главного, человеческой жизни.

И наши службы – совместные собрания для молитвы – идут общим «пакетом» с ресторанами, кинотеатрами, торговыми центрами и прочими общественными местами. Для светской власти и врачей всё равно, для чего люди собираются вместе – потусить или помолиться. И потому церковное сопротивление и отстаивание своих прав на собрания – вызов не только власти, но и всему гуманистическому обществу. Как же! Церковь не хочет сохранять жизни людей, а это – самое главное в этом мире!
Насколько велика и страшна угроза заражения коронавирусом, насколько адекватны и эффективны принимаемые властями меры – это не вопрос Церкви. Мы видим результат – нас изгоняют из храмов, разрушая привычный образ нашего общения с Богом и друг с другом. И для верующего православного человека, ведущего хоть в какой-то степени духовный образ жизни, нужно понимать, что появление вируса, неважно – реальное или фейковое, глобальные действия властей по всему миру и, как результат этих действий, запрет на церковные собрания – всё по промыслу и попущению Божию.
Сегодня Вербное Воскресение, Вход Господень в Иерусалим, в храм на Праздник Ветхозаветной Пасхи. Одно из исключительных действий Спасителя в храме, поразившее окружающих, – жёсткое изгнание торгующих, превративших храм в вертеп разбойников. И, вроде как, они там по делу сидели, торговали жертвенными животными, без них никак, деньги меняли – тоже необходимо. Однако получили по полной. Потому как к вере, к Богу и поклонению Ему никакого отношения не имели.

А дальше ещё страшнее – камня на камне не останется от храма сего. И не осталось.

Сто лет назад нашу Церковь постигли страшные гонения. Миллионы верующих были изгнаны из храмов и убиты или посажены и сами храмы уничтожены. Церковь русская пережила небывалое угнетение и уничтожение всего того уклада, которым жила и который выстраивала и хранила тысячу лет. Духовный анализ тех событий однозначный – к тому ужасу, в который погрузилась Русская Церковь, привело оскудение веры и массовый отход русского народа от настоящей веры и богообщения, уход в форму и обрядовость, суеверия и мистицизм, безнравственность и пороки. И священство, при наличии несомненно выдающихся личностей (как архиереев, так и простых священников, составивших сонм новомучеников российских), в основной своей массе немногим отличалось от остального народа.
Заплатив огромную цену кровью мучеников, уступками и прогибом под богоборческую власть, Церковь выжила, выстрадав возможность для малого числа оставшихся верных ходить в храмы и участвовать в совместных молитвах и в таинствах. Под тотальным гнётом и слежкой, насмехательством и унижением верующие, всё же, могли прийти в храм на молитву. Господь смилостивился над народом Своим.
Сегодня ситуация повторяется с сугубым цинизмом и под совершенно другим соусом. Нас изгоняют из храмов. Не за веру или антиреволюционную пропаганду, не за нарушение общественного порядка или оскорбление чувств неверующих. Изгоняют под предлогом гуманным и понятным всем и верующим и неверующим – из-за любви к людям, особенно пожилым. Изгоняют власти светские и церковные. И то, что мы, священники, остаёмся служить у престола, ещё страшнее. Без народа, без верных наша служба теряет смысл.
И самое время сейчас не ругаться и осуждать власти, не искать виноватых во всемирном заговоре глобалистов, загоняющих нас в цифровой концлагерь фейковым или настоящим вирусом, не бороться за право ходить в храм, подставляя своих пастырей, а подумать – за что наш Господь изгоняет нас из наших Его храмов?
Уже 30 лет мы спокойно и уверенно ходим в храм, не оглядываясь на стукачей, не переживая за родных, не ломая из-за этого свою жизнь. Мы открыли для себя совершенно другой мир – мир, где человек не одинок, но проходит свой жизненный путь с Богом. Мы потихоньку всё это время учились жить церковной жизнью, где храм и служба занимают центральное место, место встречи человека и Бога.
За эти годы мы привыкли к воскресным службам, к постам и праздникам, особенно к великопостным богослужениям и Пасхе. В этой православно-церковной жизни выросли наши дети, и это не просто часть их мира, это весь их мир, так интересно и относительно спокойно противостоящий остальному миру, противолежащий тем, кто не знает ни Бога, ни храма. И другого мира у них и у нас нет. И вот этот мир рушится. (Младшая дочь плачет – как это Пасхальная служба без народа?). Рушится из-за какой-то непонятной, на первый взгляд, ерунды. Но рушится-то исключительно по воле Божией! Почему???
Мы, несомненно, должны задуматься: за что нас Бог лишает Своей Пасхи? Как Мария Египетская, не допущенная в храм, остановилась в своём греховном житии и переосмыслила его, перезагрузилась, по-нашему, так и мы должны понять – за что???
Мы же вроде как верующие, молящиеся, постящиеся, хотящие быть с Богом. Мы любим храм и службы и сейчас готовы рваться на них, перелезая заборы и нарушая запреты! И тут вот такое, от своих, от Бога – сидеть по домам!
Значит, неугодны Ему наши службы, не нужны Ему такие молитвы, не хочет Он видеть нас в золочёных и великолепных храмах, под профессиональные песни первоклассных певцов, вдыхать дорогущий афонский ладан. Значит, мы эти 30 лет делали что-то не так, шли не в ту сторону, облажались, раз по мановению вируса всех скопом изгнали из храмов.
И тут надо нам дать трезвую оценку своей духовной жизни – а была ли она? А не фейк ли, как и вся эта пандемия, эта вся наша правильно привычная церковная жизнь? Не такие же ли мы торжники и менялы, занимающие пространство храма, которых Господь изгоняет бичом коронавируса? Ведь те пришли в храм исполнять работу, нужную для храмовых ритуалов, но совершенно не нужную и гибельную для их души. А что делали мы все эти годы? И тут я обращаюсь именно к нам, священникам и прихожанам нашего храма. Ведь храм стал для нас вторым (а для кого-то и первым) домом и мы привыкли, потеряли страх, что находимся перед престолом Божиим и здесь между нами Христос, и приходим как к себе домой – разболтанными, расслабленными, не сосредоточенными. Это, конечно, прекрасно, что все мы друг друга знаем, кого-то даже любим, что ощущаем временами одной семьёй. Но это не даёт нам право болтать и болтаться, смеяться и балагурить, толкаться и обижаться, стоя перед Богом, на службе или даже после. Наши дети, бесчинно беснующиеся на могилах вокруг храма во время литургии, без всякого смущения прутся к Чаше, не успев отдышаться от своих догонялок, а родителям и дела нет – типа стоят, молятся в храме, а на самом деле блуждают где-то мыслями или глазами, а то и просто треплются с соседкой о том о сём. И ведь это стало нормой, обыденностью, привычкой. Это совсем не то, чему учил, к чему призывал нас наш отец Василий. И ведь всё это только видимая внешняя часть того распущенного и тухлого айсберга нашей души, который типа плывёт в море житейском ко Христу.
Что мы выносим из храма, какие плоды этой «духовной» жизни мы собираем? Мы ведь совершенно не изменились за эти годы в лучшую сторону. Мы всё так же грешны и порочны. Мы так же не любим и осуждаем, обижаемся и обижаем. Прёмся со своим дурацким «я» вперёд и поперёк всех. Да, нам нравится, когда нас любят и жалеют, когда выслушивают и помогают, мы, в общем-то, и сами можем так поступать иногда с ближними. Но где же здесь в нашем храме Христос? Где наше с Ним живое общение? Где, наконец, то обожение, к которому мы все призваны? Ведь если его нет, вся эта церковная туса – ерунда, бесплодное древо на сжигание.
Если нас выгоняют из храма так жестоко и жёстко, значит, мы это заслужили, значит, это та необходимая нам встряска от Бога, которая только и может нас заставить вздрогнуть и проснуться от благодушного сна псевдодуховности и самоуспокоения. И мы должны встать на молитву – но не на вычитывание бесконечных и бесполезных заклинаний-акафистов, не на психопатичные рыдания непонятно о чём, не на смотрение по телику или интернету трансляции богослужений. Мы должны и можем спокойно сделать это дома – встать перед Живым и Любящим, Слышащим и Ждущим нашего сердца Богом, представ перед Ним с обнажённой и покаянной душой, смиренно прося милости и исцеления…
Но пока никто не просыпается. Пока вокруг только проявления простых человеческих эмоций: «Кто виноват? Нас предали! Правительство врёт! Мы не заразимся!» Или наоборот: «Сидим по домам! Страшный вирус! Не допустим распространиться!» «Дайте пропуск! Ломаем забор! Должны быть на службе! Мне необходимо, я без храма не могу! Мне надо!»

Истерика, страх или глупый пофигизм…

И как будто Бога нет… Он опять умер, теперь от коронавируса…
Священник Никита Бадмаев (Серафимовское кладбище)
Leave a Comment